• Реклама

  • Социальные сети



    Новости сайта Лыткарино Online
    на главной странице Яндекса
    добавить на Яндекс
waw370

Рассказик!, аж муражки пробежали...сильно!

24 сообщения в этой теме

МОНЕТЫ

Весеннее солнце и свежий воздух утомили мои ноги, и я присел на лавочку.

Слегка щурясь на солнце, закурил.

Из сладкой весенней истомы меня вывел шорох за лавочкой. Я обернулся, и увидел малыша лет шести, который пристально всматривался под лавочку. Пацан неспешно обошел лавочку, все так же продолжая что-то под ней искать.

После рождения моего сына, я стал совсем по-другому, относится к детям.

Рассматриваю малыша.

Одежда до ужаса бедная, но вроде чистая. На носу грязное пятно. Взгляд, его взгляд меня поразил. Было в нем что-то слишком взрослое, самостоятельное. Думал, что показалось, не может в шесть лет быть такого взгляда. Но малыш смотрел под лавочку именно так.

Я достал жвачку и положил подушечку в рот. Малыш на мгновение перевел взгляд на мои руки, и тут же опустил глаза на землю.

- Дядя подними ноги, пожалуйста,- глядя на меня сказал пацан.

Я больше от удивления, чем осознанно поднял ноги над землей. Малыш присел, и внимательно посмотрел на землю под моими ногами.

- И тут нету, - пацан вздохнул

- Жвачку будишь?- спросил я, глядя на этого маленького мужичка.

- А у тебя какая, я люблю фруктовые,- ответил он

- У меня мятная,- я достал жвачку и на ладони протянул ему.

Он, немного помедлив, взял подушечку и сунул в рот.

Я улыбнулся увидев его руки, обычные руки маленького пацана, грязные до ужаса.

Мы смотрели друг на друга и жевали жвачку.

- Хорошо сегодня, тепло,- сказал я

- Снега нет, это очень хорошо,- задумчиво сказал он.

- А чем тебе снег мешал?

- Вот ты даешь, под снегом же ни чего не видно,- заметил мальчуган.

Малыш, засунул руки в карманы, посмотрел на меня и сказал:

- Пойду я, скоро темнеть уже начнет, а я почти ни чего не нашел, спасибо за жвачку, -он развернулся и глядя в землю пошел по алее.

Я не могу сказать точно, что же именно заставило меня окликнуть его, наверное какое то взрослое уважение, к рассудительному пацану.

- А что ищешь ты?- спросил я

Малыш остановился, чуть помыслив, спросил:

- Ни кому не скажешь?

- Хм, нет ни кому, а что это тайна?- я удивленно поднял брови.

- Это мой секрет,- сказал пацан

- Ладно уговорил, честное слово не скажу,- улыбнувшись сказал я

- Я ищу монетки, тут на алее их иногда можно много найти, если знаешь где искать. Их много под лавочками, я в прошлом году очень много тут нашел.

- Монетки?- переспросил я.

- Да, монетки.

- И что прошлым летом, ты их то же тут искал?

- Да искал,- лицо малыша стало очень серьезным.

- А сегодня много нашел,- ради любопытства спросил я

- Щас, сказал он, и полез в карман брюк.

Маленькая рука, достала из кармана клочок бумаги. Малыш присел на корточки, развернул газету и положил на асфальт. В газете блестело несколько монет. Насупившись, малыш брал монетки с газеты и складывал в свою маленькую, грязную ручку. При этом его губы шевелились, видно он очень усердно подсчитывал свои находки. Прошло несколько минут, я улыбаясь смотрел на него.

- Сорок восемь копеек,- сказал он, высыпал монеты в газету, завернул их и сунул в карман брюк.

- Ого, так ты богач,- еще больше улыбаясь, сказал я.

- Неа, мало, пока мало, но за лето я тут много найду.

Я вспомнил своего сына, и себя, а кто не собирает на конфеты или игрушки деньги в детстве?

- На конфеты собираешь?

Малыш насупившись молчал.

- А, наверное на пистолет?- переспросил я

Малыш еще больше насупился, и продолжал молчать.

Я понял, что своим вопросом я перешел какую-то дозволенную черту, я понял, что затронул что-то очень важное, а может быть и личное в душе этого маленького мужчины.

- Ладно, не злись, удачи тебе и побольше монет, завтра будешь тут?- сказал я и закурил.

Малыш, как- то очень грустно посмотрел на меня и тихо сказал:

- Буду, я тут каждый день, если конечно дождь не пойдет.

Вот так и началось мое знакомство, а в последствии и дружба с Илюшей (он сам так себя называл). Каждый день, я приходил на алею, и садился на лавочку. Илья приходил, почти всегда в одно и то же время, я спрашивал его, как улов? Он приседал на корточки, разворачивал газету и с большим усердием пересчитывал свои монетки. Ни разу там не было больше рубля.

Через пару дней нашего знакомства я предложил ему:

- Илюша, у меня тут завалялось пару монеток, может возьмешь их в свою коллекцию?

Малыш на долго задумался, и сказал:

- Неа, так просто нельзя, мне мама говорила, что за деньги всегда надо что-то давать, сколько у тебя монеток?

Я пересчитал на ладони медяки.

- Ровно 45 копеек, - с улыбкой сказал я.

- Я щас, - и малый скрылся в ближайших кустах.

Через пару минут он вернулся.

- На, это я тебе за монетки даю,- сказал пацан и протянул ко мне ладошку.

На детской ладошке, лежал огрызок красного карандаша, фантик от конфеты и кусок зеленого стекла от бутылки.

Так мы совершили нашу первую сделку.

Каждый день я приносил ему мелочь, а уходил с полными карманами его сокровищ, в виде, крышек от пива, скрепок, поломанных зажигалок, карандашей, маленьких машинок и солдатиков. Вчера я вообще ушел сказочно «богат», за 50 копеек мелочью, я получил пластмассового солдатика без руки. Я пытался отказаться от такого несправедливого обмена, но малыш был крепок в своём решении как железобетон.

Но в один день малыш отказался от сделки, как я его не уговаривал, он был непреклонен.

И на следующий день отказался.

Несколько дней я пытался понять почему, почему он больше не хочет брать у меня монетки? Вскоре я понял, он продал мне все свое не хитрое богатство, и ему нечего было дам мне взамен за мои монеты.

Я пошел на хитрость. Я приходил чуть раньше и тихонько кидал под лавочки по несколько монет. Мальчуган приходил на алею, и находил мои монеты. Собирал их, садился у моих ног на корточки, и с серьезным видом пересчитывал их.

Я к нему привык, я полюбил этого мужичка. Я влюбился в его рассудительность, самостоятельность и в настойчивость в поисках монеток. Но с каждым днем, меня все больше и больше мучил вопрос, для чего он второй год собирает монетки?

Ответа на этот вопрос у меня не было.

Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. Илюша с радостью их лопал.

И еще, я заметил, что он очень редко улыбался.

Ровно неделю назад, малыш не пришел на алею, не пришел и на следующий день, и всю неделю не приходил. Ни когда не думал, что буду так переживать и ждать его.

Вчера я пришел на ту самую алею, в надежде увидеть Илюшу.

Я увидел его, сердце чуть не вылетело из груди. Он сидел на лавочке и смотрел на асфальт.

- Здаров Илюша, - сказал я улыбаясь во все зубы,- ты чего это не приходил, дождя не было, поди монеток под лавочками лежит видимо не видимо, а ты филонишь.

- Я не успел, мне монетки больше не нужны,- очень тихо сказал он.

Я присел на лавочку возле него.

- Ты чего это, брат, грустишь, что значит не успел, что значит не нужны, ты это брось, давай выкладывай что там у тебя, я вот тебе принес,- и протянул ему ладонь с монетками.

Малыш посмотрел на руку и тихо сказал:

- Мне не нужны больше монетки.

Я ни когда не мог подумать, что ребенок в шесть лет, может говорить с такой горечью и с такой безнадежностью в голосе.

- Илюша, да что случилось? - спросил я, и обнял его за плечи,- зачем тебе вообще нужны были эти монетки?

- Для папки, я собирал монетки для папки, - из глаз малыша потекли слезы, детские слезы.

Во рту у меня все пересохло, я сидел и не мог вымолвить ни слова.

- А зачем они папке?- мой голос предательски сорвался.

Малыш сидел с опушенной головой и я видел как на коленки падали слезы.

- Тетя Вера говорит, что наш папка много пьет водки, а мама, сказала что папку можно вылечить, он болен, но это стоит очень дорого, надо очень много денег, вот я и собирал для него. У меня уже было очень много монеток, но я не успел,- слезы потекли по его щекам ручьем.

Я обнял его и прижал к себе.

Илья заревел в голос.

Я прижимал его к себе, гладил голову и даже не знал что сказать.

- Папки больше нет, он умер, он очень хороший, он самый лучший папка в мире, а я не успел,- малыш рыдал.

Такого шока я не испытывал еще ни когда в жизни, у самого слезы потекли из глаз.

Малыш резко вырвался, посмотрел на меня заплаканными глазами и сказал:

- Спасибо тебе за монетки, ты мой друг,- развернулся, и вытирая на бегу слезы побежал по алее.

Я смотрел ему в след, плакал и смотрел в след этому маленькому мужчине, которому жизнь подсунула такое испытание в самом начале его пути и понимал, что не смогу ему помочь ни когда.

Больше я его на алее не видел. Каждый день в течении месяца я приходил на наше место, но его не было.

Сейчас я прихожу на много реже, но больше ни разу я его не видел, настоящего мужчину Илюшу, шести лет от роду.

До сих пор, я бросаю монеты под лавочку, ведь я его друг, пусть знает, что я рядом.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

"Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. ...

Ровно неделю назад, малыш не пришел на алею, не пришел и на следующий день, и всю неделю не приходил....."

Ходит, на лавочке сидит...на работку не торопится :prazdnik:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Фантастика,сынок! :)

Хотя и не плохо написано. :hello:

Прониклись?А теперь всем бухать! :prazdnik:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Почитайте лучше истории детей с сайта "Седьмой лепесток". Может, возникнет желание помочь. Всё лучше, чем надо всякой чушью умиляться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ну зачем так категорично?...

Можно так же сказать любителям детективов-нехер читать чушь-вот лучше криминальные сводки посмотрите. Или любителям мелодрамм-смотрите "Жду тебя"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

И мне понравилось. Потому что в жизни всё поверхностно. Люди не вникают в проблемы других. Всё только о себе думают.

А дети избалованы и бесчувственны, потому что всё у них есть.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

рассказик так себе - слезоточивая мелодрамка, рассказанная плохеньким языком.

Изменено пользователем Avraam

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Авраам, посоветуй что-нибудь интересное почитать.

Страдаю.

Была в библиотеке вчера - ничего не выбрала.

Читаю с отвращением Корнелию Функе, такое скукотище мутное....

Кен Фоллет дорого стоит с его новой книжкой...

Пошла в классику...да летом неохота умные книжки читать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Avraam

Согласна. Сюжетец высосан из пальца, можно было и пореальнее что-то взять, чем измышлять сопли. Гораздо более захватывающие и сложные ситуации в жизни есть. Да и редактура не помешала бы.

Не понравилось.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не понравилось. Безграмотный, графоманский, примитивный рассказ.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Журнал "Самиздат" - Карнишин Александр Геннадьевич

Переворот

В дверь стучали чем-то тяжелым и твердым. В железную дверь - тяжелым и твердым. От этого она гудела и даже будто прогибалась посередине в месте ударов. Бум-бум-бум!

Я уже успел позавтракать, потому что обычно рано уезжаю на работу. Как раз стоял в прихожей, всовывал ноги в летние туфли в дырочку. Заторопился, выронил из руки длинную пластиковую "ложку", дернулся к замку, крутанул, щелкнул...

- Квартира триста восемьдесят четыре?- закричал прямо в лицо какой-то военный.- Что?

- Да,- только успел сказать в ответ.

- На выход! Бегом, бегом! Вниз все! Кто еще есть в квартире?

Я не успел ничего сказать, а он уже, оттолкнув меня, прямо в тяжелых черных ботинках побежал по комнатам, заглянул на кухню, снова появился в прихожей.

- Чего стоим, интеллигенция? Бегом вниз, бегом, блин!

Черт... Как больно-то. Вот этим ботинком - по копчику. Я схватился за больное место, только начал что-то спрашивать, ругаться, что ли, как получил удар кулаком в лицо. Не сильный удар. Такой, чтобы разбить губу, "пустить кровь", как говорили в детстве.

- Бегом, сказано! Ну?

И кто бы после такого не побежал? Я еще как побежал, подпрыгивая, когда он догонял и давал пинка для ускорения. Лифты не работали, и он гнал меня все тринадцать этажей бегом вниз по лестнице. Голова закружилась от поворотов так, что, спустившись, вынужден был прислониться к стене.

- Чего встал? Чего раскорячился? Бегом, я сказал! Хуже будет! Бегом, твою мать...

На улице, прямо на асфальте, сидели незнакомые люди. Меня прогнали к ним и усадили, больно подбив ноги. Рухнул опять на копчик и чуть не закричал, но мне со всех сторон стали шикать:

- Тише, тише! А то будет хуже!

Из разных подъездов выгоняли бегом незнакомых мне людей, сажали рядом с нами. Вокруг ходили здоровые румяные ребята в красных беретах. Они напоказ громко разговаривали, смеялись чему-то понятному только им, щелкали затворами автоматов. Иногда пинали походя кого-нибудь с краю. Тот сразу старался сделаться меньше, лез в самую середину, где и так было тесно. Парни в форме снова радостно смеялись.

Потом во двор въехали два автобуса с окнами, закрашенными белой краской. Автобусы вели милиционеры. И из автобусов тоже посыпалась милиция. Я понадеялся, что вот сейчас-то все и разъяснится. Милиция - она нас сбережет. Если бы...

Милицию встретили громким жизнерадостным ржанием и криками, что они как всегда позже всех. Те только отругивались угрюмо, выстраивая коридор к дверям автобуса. Оружия у них совсем не было. Только дубинки. Такой дубинкой перетянули по плечам крайнего, потом вздернули его на ноги и с криком:

- Первый!- послали по живому коридору, сопровождая каждый его шаг ударом по спине или ниже.

Кто-то из армейских наклонился к нам и очень доброжелательно сказал:

- Сами видите, менты - это просто звери какие-то. Это вам не мы. Мы все же армия. Так что в автобус рекомендую бежать быстро. А то побьют.

Мы по одному бежали по коридору под громкий счет. И каждому досталось хлестко, с оттяжкой. Я уже поймал себя на этом "мы". Никого не знаю, меня никто не знает, но мы здесь и сейчас - вместе. И терпим вместе одно и то же. И издеваются над нами одинаково.

- Пошел! Пошел! Бегом, бегом! Тридцать пять!

...

В стандартный милицейский "обезьянник" втискивали, впинывали, вбивали.

- Начальник,- стонал кто-то в глубине.- Нет места!

- Ничего, потерпите!

Решетчатые двери закрылись, прижав нас еще плотнее друг к другу.

- Тебя за что?- спросил сбоку едко пахнущий потом паренек в черной майке.

- Я вообще ничего не понимаю... Ворвались, били, вот сюда пригнали...

- А, так это - по спискам. У них списки были заготовлены заранее.

- Какие списки? Меня никакая налоговая найти не могла! Я в съемной квартире.

- Эти - не налоговая. Эти, брат - ого-го. Меня на даче выловили. Мы там с пацанами квасили. Нашли вот и привезли. А уж по квартирам-то...

Так стояли часа два.

По коридору прохаживались, гремя подкованной обувью, милиционеры и вооруженные армейские в разной форме. Были в черной. Были в зеленом камуфляже. В какой-то момент я краем глаза даже заметил голубые береты и тельняшки на двоих, куда-то волокущих за задранные кверху руки такого же военного, но с большими звездами на погонах.

- О,- шептал сосед.- Верхушку всю срубают. Это хорошо. Это, выходит, полковники командуют. Полковники - это нормально, это как везде. Я бы тоже так начал. Списки - и всю верхушку...

- Молчать!- по решетке громко пробарабанили палкой.- Молчать, гниды, а то не дождетесь никакого следствия!

Стояли еще. Ноги отекли и начали болеть, потому что даже переступать с ноги на ногу было невозможно. Сейчас бы просто снять туфли и постоять босиком - но и это было невозможно в тесноте.

- Товарищ сержант...

- Тамбовский волк тебе товарищ,- радостно заржал на весь коридор сержант.

- Мне бы в туалет.

- Потерпишь. Мужик ты или не мужик? А если пива перепил - ссы в карман впереди стоящего. Вам, в принципе, теперь уже все равно,- и снова этот гогот, какой-то нутряной, страшный.

Наконец, зашумели, засуетились. Пронесся шепот, что приехали следователи. Выпустили всех разом, и сразу развели, распихали по пять-шесть человек к разным дверям, за которыми, видимо, сидели следователи. Каждого вышедшего из-за двери тут же уволакивали куда-то. Не в обезьянник, это было бы слышно.

Наступила моя очередь.

В кабинете у дверей стояли два автоматчика. За столом сидел штатский в помятом костюме и с очень усталым лицом. Как будто он не спал неделю.

- Имя, фамилия, адрес?- скучно спросил он.

Я назвал.

Быстрый треск опытных пальцев по клавишам (у них тут старые клавиатуры - подпружиненные, стучат), удивленный взгляд поверх очков:

- Еще раз - фамилия?

- Понимаете, это не моя квартира, я просто снимаю... Я, как это, не при делах совсем!

- Это упущение. Придется искать. А адреса вашего хозяина вы не знаете?

- Только телефон.

- Очень хорошо. Диктуйте.

Пальцы опять порхают по клавишам, пауза, жужжание принтера.

- Семенов! Вот по этому адресу группу - бегом!

- Есть!- неуклюже козырнул один из автоматчиков.

А нас на срочной учили, что с оружием - не козыряют. Молодые, неученые...

- Так я, значит, могу идти?

- С чего это?- удивился штатский.

- Ну, это же не моя квартира, не за мной приходили.

- Еще раз фамилию свою. По буквам. Ага,- пальцы так и щелкают, так и щелкают.- Ну, вот... Вот, значит. И блог есть. И рассказы разные пишете...

- Балуюсь,- смутился я.- И я же никогда ни слова против! Что вы! Я - только фантастику!

Он опять понажимал клавиши, пролистал несколько страниц.

- Действительно. Против - ни слова. А где же - за? Где ясно и твердо выраженная позиция? Позиции нет... А это значит, не наша позиция.

Он оторвал от какого-то бланка корешок, расписался, махнул второму автоматчику. Тот подхватил бумажку почти на лету, тут же схватил меня за шиворот, выпихнул в коридор, где приняли два милиционера.

- Вот,- протянул автоматчик узкую бумажку.

Бегом, постоянно приподнимая кверху заломленные назад руки, заставляя идти на цыпочках, меня вывели через черный ход во двор.

- Что в карманах? Показывай.

Я выгреб телефон, бумажник, паспорт, ключи, какую-то еще мелочь. Ключи мне тут же вернули, похлопав по плечу. Остальное забрали и при мне, не стесняясь, поделили. А потом передали двоим армейским, молча наблюдавшим за творящимся беспределом.

- Ваш. Вот бумага.

Старший только глянул, повел носом, и вот меня уже перехватили у милиции, потащили к стене, поставили на колени лицом к бетону, покрытому грязными жирными пятнами. К затылку прислонилось холодное:

- Молись, если умеешь. Может, повезет там.

Выстрела я уже не слышал.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Evgen, добрые вы

Спасибо! Я знаю!

----------

Думаю рассказ аккурат в тему ... О другом правда .. но пробирает!

Изменено пользователем Evgen

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас