Перейти к содержанию
  • Реклама

  • Социальные сети



    Новости сайта Лыткарино Online
    на главной странице Яндекса
    добавить на Яндекс
Авторизация  
sss

Возврат к прошлому или...

Рекомендуемые сообщения

Solo379   
я про население. примерно так.. какая аппроксимация.. когда уже оно себя как общество осознает?

Когда дети твои вырастут, получишь ответ. Раньше врядли... :huh:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Да нет, общество вполне может сформироваться на волне больших неприятностей. А потом, если оно захочет сдуру вождя - всплывет вождь и заформирует общество обратно. Тогда все опять повторится.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Solo379   
Да нет, общество вполне может сформироваться на волне больших неприятностей. А потом, если оно захочет сдуру вождя - всплывет вождь и заформирует общество обратно. Тогда все опять повторится.

И это вероятный вариант!

Но я вообщем то, имел в виду позитивный исход, а для этого нужно время!

Еще раз приведу пример Моисея, который водил свой народ по пустыне 40 лет, чтобы поколение рабов вымерло и два покоения рожденных свободными выросло! Он понимал, что только тогда, они будут иметь шанс... :hello:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Avraam   

Ой, млин. Вымирать как-то не хочется. Хочется поглядеть - чем вся эта байда закончится.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
e_man   

ну да, ничо так. параноидальненько.

я далеко не читал. так, глазами пробежался.

далее, надо полагать, следуют флюиды о необходимости снова превратить страну в ВПК, усилить власть, наделить новыми полномочиями, внедрить антизападную идеологию, возродить "железный занавес", обеспечить тотальный контроль за населением, репрессировать "вольномыслящих", и т.д. и т.п.

плавали, знаем.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
ну да, ничо так. параноидальненько.

я далеко не читал. так, глазами пробежался.

далее, надо полагать, следуют флюиды о необходимости снова превратить страну в ВПК, усилить власть, наделить новыми полномочиями, внедрить антизападную идеологию, возродить "железный занавес", обеспечить тотальный контроль за населением, репрессировать "вольномыслящих", и т.д. и т.п. плавали, знаем.

Не там плавали!

Относительно США надо понимать что у них сейчас мировая миссия защитить себя и весь мир от террористов.

Поэтому и со стороны кажется что они достаточно агрессивны, но они правильно помниают что лучшая защита- это нападение.

К сожалению больше никакая страна не имеет такого демократического авторитета, что бы делать во всем мире все что считаешь нужным. Поэтому нашим и не хочестся попасть "под раздачу",

тапа как Ирак. Сначала сказали что они агрессоры и у них ОМП, разгромили а потом даже не извинились что ошиблись.

Вот что-бы не стать таким "Ираном" надо иметь "бронепоезд на запасном пути".

Напомню как после агресси нато в Югославии во всем мире был бум на средства защиты от нападения.

и наши с-300 и прочие ХОРОШО ПОШЛИ в продажу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
e_man   

кроме бронепоезда, нужно ещё где-то жить, что-то кушать и во что-то одеваться.

а попутно ещё есть желание удовлетворять другие культурно-эстетические потребности без их нормирования со стороны властьимущих

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
кроме бронепоезда, нужно ещё где-то жить, что-то кушать и во что-то одеваться.

Никто об этом и не спорит.

Вопрос в том что занимаясь насущными проблемами надо думапать и о стратегии в которой защита завоеваний демократии не последний вопрос.

Мне понравилось высказывание американского посла в фильме "Чили" (после переворота):

"У нас в Чили - работают 3000 американских компаний поэтому мы не можем безразлично смотреть на то кто там у власти."

Так что по мере того как наши компании будут выходить на зарубежный рынок, наши интересы должны становиться все шире и шире.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
e_man   

а с этим никто и не спорит. но мы вернулись к вопросу почему гражданские должны думать о какой-то там стратегии? они платят зарплату чинушам и силовикам - пускай те думают о чём положено. это и порядку добавит, и будет с кого спроить об ответственности.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
а с этим никто и не спорит. но мы вернулись к вопросу почему гражданские должны думать о какой-то там стратегии?

А кто говрит что гражданские должны думать?

Гражданские не должны думать, а могут желать "Хлеба и зрелищ". Это еще из древенего Рима известно.

А вот тут проблема - игровые заведения выводят из городов. Вот тут гражданские и должны возмутиться.

Изменено пользователем Александр1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Evgen   
А кто говрит что гражданские должны думать?

Гражданские не должны думать, а могут желать "Хлеба и зрелищ". Это еще из древенего Рима известно.

А вот тут проблема - игровые заведения выводят из городов. Вот тут гражданские и должны возмутиться.

Саш, в зависимости от условий ... Вот когда нет "Хлеба и зрелищ" тут уже и любой гражданский начинает думать! :)

Проблемы с игровые заведениями - собственно нет! Есть проблема, даже скорее дыра в законодательстве по этому вопросу ... Но и это не главное ... Главное - безусловное исполнение этого самого законодательства!

А вот с этим у нас большая проблемы!

Ну а коли это так то и решение как всегда простецкое - "Непущать"! Вывести нафиг этот бизнес из городов в спец зоны ... Решает ли это задачу в корне? Не думаю ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Билят, только гражданские и могут еще думать!

У военных к подполковнику все атрофируется (как правило). Военный не должен думать о цели, он должен думать как ее достичь.

Мы сейчас отлично это наблюдаем - Путин и его присные-отличные тактики. Но стратегического мышления среди них ни на грош. Поэтому в итоге - либо они должны выполнять чью то стратегию, либо мы будем в жопе (второе наиболее вероятно). Целеполагание - особое искусство и требует большой фантазии. Такие люди обычно находятся в различных научных и специфических институтах и шевелят мОзгами. К ним обращаются при необходимости и они раскидывают перспективы. В зависимости от вкуса политика он ставит доктрину в основу своей деятельности или нет. Ни кто из политиков ни когда ни чего не придумывал, но они должны выполнять то, что придумали другие. Для этого необходимо чутье и доверие к автору доктрины. В КГБ ни к кому со стороны ни какого доверия быть не может. У нас доктрины изобретают такие же полковники КГБ, которые ни чего ни в чем не понимают. Отсюда постоянное шараханье.

В армии и в КГБ стратегическое мышление - излишняя роскошь. Только отдельные личности с развитой фантазией достигали высот в этих организациях, остальные отфильтровывались.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Evgen   
Билят, только гражданские и могут еще думать!

У военных к подполковнику все атрофируется (как правило). Военный не должен думать о цели, он должен думать как ее достичь.

Мы сейчас отлично это наблюдаем - Путин и его присные-отличные тактики. Но стратегического мышления среди них ни на грош. Поэтому в итоге - либо они должны выполнять чью то стратегию, либо мы будем в жопе (второе наиболее вероятно). Целеполагание - особое искусство и требует большой фантазии. Такие люди обычно находятся в различных научных и специфических институтах и шевелят мОзгами. К ним обращаются при необходимости и они раскидывают перспективы. В зависимости от вкуса политика он ставит доктрину в основу своей деятельности или нет. Ни кто из политиков ни когда ни чего не придумывал, но они должны выполнять то, что придумали другие. Для этого необходимо чутье и доверие к автору доктрины. В КГБ ни к кому со стороны ни какого доверия быть не может. У нас доктрины изобретают такие же полковники КГБ, которые ни чего ни в чем не понимают. Отсюда постоянное шараханье.

В армии и в КГБ стратегическое мышление - излишняя роскошь. Только отдельные личности с развитой фантазией достигали высот в этих организациях, остальные отфильтровывались.

В целом - прав! На то они и военные ... Направленность на выполнение приказа ...

Да и масштабы мысленного процесса как правило ограничены - полк, дивизия, армия и т.д.

Очевидно в такой среде трудно родить хорошего политика ... Армейские стереотипы давят!

Изменено пользователем Evgen

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Lomus   

Да любой, служивший в армии, прекрасно знает, что голова нужна для ношения головного убора, а не для думания, а каждый командир думает о: 1. о выпивке, 2. о бабах, 3. как бы ничего не делать, 4. что бы ещё украсть, 5. чем бы занять подчинённых, чтобы они не думали о п.п. 1, 2, 3, 4. И это не зависит ни от звания, ни от должности, будь ты летёха взводный или министерский маршал.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Evgen   
Да любой, служивший в армии, прекрасно знает, что голова нужна для ношения головного убора, а не для думания, а каждый командир думает о: 1. о выпивке, 2. о бабах, 3. как бы ничего не делать, 4. что бы ещё украсть, 5. чем бы занять подчинённых, чтобы они не думали о п.п. 1, 2, 3, 4. И это не зависит ни от звания, ни от должности, будь ты летёха взводный или министерский маршал.

Зерно есть! :130:

Может и не все такие но очень похоже ... :ok:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Да любой, служивший в армии, прекрасно знает, что голова нужна для ношения головного убора, а не для думания, а каждый командир думает о: 1. о выпивке, 2. о бабах, 3. как бы ничего не делать, 4. что бы ещё украсть, 5. чем бы занять подчинённых, чтобы они не думали о п.п. 1, 2, 3, 4. И это не зависит ни от звания, ни от должности, будь ты летёха взводный или министерский маршал.

Это не совсем так. В армейской среде есть нормальные головы, просто в соответствии с субординацией их мысли ни кого особо не интересуют. Потому, как в Прусской традиции (а не надо забывать, что Российская, Советская и снова Российская армии построены в соответствии с Прусской моделью) считается, что чем выше генерал, тем он умней. Исключения есть и, как правило, они сгоняются в штабы (а сейчас еще и в военные НИИ).

Думаю средняя плотность людей в армии и на гражданке, способных на что-то кроме как жрать и делать все что рифмуется с этим словом, примерно равны, просто армия - небольшая часть народа.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Niki   

Пончик

Ваше заявление о прусской модели Российской (за исключением периода царствования Павла II) и Советской армии - просто вне критики... Сами додумались или прочитали где?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Пончик

Ваше заявление о прусской модели Российской (за исключением периода царствования Павла II) и Советской армии - просто вне критики... Сами додумались или прочитали где?

Может Павла 1? :lol:

Да не Пончик это выдумал:

изменить армию по прусскому образцу

ссылка

ссылка

ссылка

ссылка

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
e_man   
Сами додумались или прочитали где?
с такими вопросами неплохо бы как-то намекнуть и на свои источники)))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Свои сведения я почерпнул в нескольких работах довольно авторитетных обозревателей и военных теоретиков таких, например, как Гальдер, Манштейн, Лиддел-Гарт, Свечнин и некоторых других. Энгельс интересно писал на эти темы.

Кстати, эта литература вполне доступна (например, в Кузьминках, в книжном есть все наиболее извстные работы этих авторов).

Но вот хорошая статья, опубликованная в свое время в "Военном вестнике" (журнал такой). К сожалению у меня нет ссылки в инете.

НУЖЕН ЛИ РОССИИ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ?..

....Начало ХХ века может быть охарактеризовано как период наивысшего развития Генеральных штабов как органов оперативного управления вооруженными силами. К этому времени почти все главные государства мира обзавелись собственными Генеральными штабами. При этом вплоть до конца первой мировой войны их роль стабильно возрастала, притом не только в собственно военном отношении, но и в политике, и в государственном управлении.

Наиболее продвинулся в этом направлении германский Генеральный штаб. Его роль была решающей не только в решении оперативных, организационных и мобилизационных задач, но и практически всех других, связанных с подготовкой к войне. Генштаб был полностью независим от военного министра и подчинялся непосредственно императору. На военное же министерство возлагались лишь задачи административного управления и обеспечения текущих потребностей армии. По сути дела военное министерство было исполнителем директив Генштаба в вопросах материального обеспечения будущей войны. Примерно такую же роль исполнял и Генштаб Австро-Венгрии.

Несколько по-иному были построены системы военного управления во Франции и в Англии. Их Генеральные штабы, хотя и пользовались широкими полномочиями в области оперативного управления вооруженными силами и подготовки своих стран к войне, тем не менее подчинялись своим военным министрам, то есть лицам, назначенным парламентом и ответственным перед ним.

Российская система военного управления занимала промежуточное положение между германской и французской. В России в 1863 г. было создано Главное управление Генерального штаба (ГШ), которое вошло в 1865 г. в состав Главного штаба, подчиненного военному министру. В 1905 г., после поражения в русско-японской войне, Николай II, стремясь перестроить систему военного управления по германскому образцу, учредил должность начальника Генерального штаба (НГШ). Первоначально НГШ подчинялся непосредственно царю и был приравнен в правах к военному министру. В связи с этим Главное управление ГШ было выведено из состава Главного штаба, подчинявшегося военному министру, и переподчинено начальнику ГШ.

Однако с марта 1909 г. НГШ и его аппарат вернулись в подчинение военного министра. Тем не менее роль Генштаба в военном управлении оставалась доминирующей. Генштаб разрабатывал военные и мобилизационные планы, занимался организацией службы войск, управлял железнодорожными перевозками и т.д. Главный же штаб ведал подготовкой личного состава, местными военными управлениями и генерал-губернаторствами.

Отличительной чертой Генеральных штабов начала века, особенно германского, была отчетливо выраженная кастовость их офицерского состава. Офицеры Генштаба не только носили воинскую форму, выделявшую их из остальной массы офицерского состава, но и, попав в Генштаб после тщательнейшего отбора, получали возможность служить в нем вплоть до отставки. Так, Мольтке-старший занимал должность НГШ Германии более 30 лет (1858-1888 гг.), Шлиффен — 15 лет (1891-1906 гг.), Мольтке-младший — 8 лет (1906-1914 гг.).

Пика своего влияния на военную политику Генеральные штабы достигли накануне и в ходе первой мировой войны. Именно Генштабы враждующих сторон, стремясь опередить друг друга в мобилизационном развертывании войск, фактически принудили свои правительства начать войну. И в годы самой войны их роль оставалась решающей при принятии всех важнейших военных и политических решений. Особенно заметно это было в Германии, где в последние два года войны Генштаб в лице Гинденбурга (НГШ) и Людендорфа (первый квартирмейстер) фактически управлял страной.

Естественно, что после войны страны-победительницы приняли меры по резкому ограничению прав и обязанностей своих Генеральных штабов. Что касается германского Генштаба, то он был полностью распущен, а Германии по условиям мирного договора было запрещено его воссоздание.

Единственным исключением в этом отношении стала Япония, создавшая после войны по германскому образцу свой Генеральный штаб.

Вторая мировая война еще более дискредитировала среди демократических государств Запада идею классического Генерального штаба. Этому в немалой степени способствовала и решающая роль японского Генштаба в подготовке внезапного нападения на американский Перл-Харбор и британские владения в Азии.

Даже сам термин «Генеральный штаб» утратил былую популярность и исчез из названий высших штабных органов ведущих западных стран. Так, в США такой орган получил название Комитет начальников штабов (КНШ), в ФРГ — Руководящий штаб Бундесвера, в Великобритании — Штаб обороны вооруженных сил. И это были не просто косметические переименования. Функции штабов были радикально пересмотрены в сторону ограничения их полномочий, а их организация перестроена таким образом, чтобы они как можно меньше напоминали Генеральные штабы прошлого.

В законе о реорганизации Министерства обороны США от 6 августа 1958 г. при рассмотрении задач и структуры Объединенного штаба КНШ был специально включен следующий параграф:

Объединенный штаб не должен функционировать или быть организован как единый Генеральный Штаб Вооруженных Сил и не должен обладать исполнительными полномочиями. Объединенный штаб может быть организован и может функционировать как обычный штабной орган с целью обеспечения деятельности Комитета начальников штабов по выполнению предписанных ему обязанностей3.

Развитие советского Генштаба пошло в противоположном направлении. Правда, в рамках слома старой царской армии Генштаб был распущен, однако мероприятия по созданию на его месте нового Генштаба начались очень быстро. На службу в Красную Армию было принято большое число царских генштабистов. Так, осенью 1918 г. в РККА служили 526 бывших офицеров Генерального штаба, в том числе 160 генералов и 200 полковников и подполковников. Уже в 1921 г. был создан штаб РККА, объединявший оперативные, административные и хозяйственные функции, а к 1922 г. его численность достигла 12 583 человек. Правда, наименование Генеральный штаб ему было решено не присваивать как «несвоевременное». В тот период большевики еще стеснялись употреблять это наименование, так как Генштаб в то время рассматривался в официальной пропаганде как атрибут империалистического государства. Однако шаг за шагом произошла реабилитация и самого термина. Немалую роль в этом сыграла вышедшая в конце 20-х годов книга начальника штаба РККА Бориса Шапошникова (1928-1931 гг.; в 1941-1942 гг. — начальник Генштаба РККА) «Мозг армии», посвященная исследованию прошлого опыта зарубежных Генштабов, в особенности Австро-Венгрии. Заголовок своего труда автор явно позаимствовал у Спенсера Уилкинсона (Spenser Wilkinson), книга которого «Мозг армии» («The Brain of the Army») была в конце XIX — начале XX веков настольным пособием многих английских и американских офицеров.

К Великой Отечественной войне советский Генштаб подошел, имея в своем составе восемь управлений (оперативное, разведывательное, организационное, военных сообщений, мобилизационное, устройства тыла и снабжения, по укомплектованию войск и военно-топографическое) и три отдела (укрепленных районов, военно-исторический и кадров).

В годы войны функции Генштаба значительно расширились, особенно в вопросах военного производства. Вот как характеризует эту сторону деятельности Генштаба маршал Матвей Захаров (начальник Генерального штаба — 1-й заместитель Министра обороны СССР в 1960-1963 гг. и 1964-1971 гг.) в своих мемуарах «Генеральный штаб в предвоенные годы»:

Генеральный штаб постоянно и внимательно следил за состоянием оборонной промышленности. Его деятельность не ограничивалась разверсткой заданий отраслям военного производства по выпуску вооружения и контролем за поступлением в армию готовой продукции; она касалась и таких военных вопросов, как разработка и конструирование новых образцов боевой техники, поддержание на уровне мобилизационной готовности не только оборонной, но и всей промышленности, создание мобзапаса материальных и боевых средств, рациональное размещение вновь строящихся заводов и их дублеров, кооперирование производства и многих других4.

Книга маршала Захарова длительное время представляла собой по сути дела единственный достоверный открытый источник информации, в какой-то мере раскрывающий структуру и функции советского Генштаба, хотя и 60-летней давности.

Возможность судить о задачах и функциях современного российского Генштаба появилась лишь два года назад, после публикации 11 ноября 1998 г. указа Президента Бориса Ельцина №1357 «Вопросы Министерства обороны Российской Федерации и Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации» вместе с «Положением о Министерстве обороны РФ» и «Положением о Генеральном Штабе Вооруженных Сил РФ» (см. приложения 1 и 2).

Если внимательно вчитаться в текст «Положения о Генеральном Штабе» и сравнить его с аналогичными документами, определяющими задачи и функции высших военных штабов ведущих стран Запада, то невозможно избежать вывода, что речь идет о структурах, имеющих очень мало общего.

Попробую показать это путем сравнения нашего Генштаба и американского Комитета начальников штабов.

Сначала немного истории. США вступили во вторую мировую войну, не имея единого министерства обороны и единого штаба видов вооруженных сил (в то время армии и ВМС). Днем создания КНШ считается 9 февраля 1942 г., когда начальники штабов армии и ВМС встретились со своими британскими коллегами в составе созданного Черчиллем и Рузвельтом Объединенного Комитета Начальников Штабов Англии и США. Так как британскую сторону в этом органе представлял Комитет Начальников Штабов, созданный еще в начале 20-х годов, то для соблюдения протокола Рузвельтом было принято решение называть американских представителей в Объединенном Комитете также КНШ. Однако никаких официальных документов, о создании американского КНШ не издавалось и никакой юридической базы под его деятельность не подводилось. Вся работа КНШ проводилась исключительно на базе указаний Президента. Не было создано при КНШ и никакого постоянного штаба. Вся необходимая штабная работа выполнялась офицерами, временно откомандированными в распоряжение КНШ видами вооруженных сил.

Свой формальный юридический статус КНШ приобрел в 1947 г. в рамках«Закона о национальной безопасности 1947 г.», в соответствии с которым были также созданы единое Министерство обороны (МО), Совет Национальной Безопасности и Центральное Разведывательное Управление. Закон также санкционировал создание при КНШ постоянного Объединенного штаба (ОШ) со штатным расписанием в 100 офицеров. Два года спустя, в 1949 году, специальным дополнением к «Закону 1947 г.» была введена должность председателя КНШ, а численность сотрудников ОШ доведена до 210 человек. Затем, в рамках реорганизации Министерства обороны в 1958 г. численность ОШ была увеличена до 400 человек. На этом уровне она оставалась вплоть до 1986 г., когда в соответствии с «Законом Голдуотера-Николса о реорганизации Министерства обороны от 1986 г.» она возросла до 1627 офицеров и гражданских служащих. Этим же законом была учреждена должность вице-председателя КНШ.

Принципиальные отличия Генштаба от КНШ начинаются с того, что начальник Генштаба обладает командной властью, а председатель КНШ — нет. Согласно формулировке «Закона Голдуотера-Николса», председатель КНШ

превосходит по должности всех остальных офицеров Вооруженных Сил. Однако он не имеет права на военно-командные функции по отношению к Комитету Начальников Штабов или по отношению к какой-либо части Вооруженных Сил5.

Ни председатель КНШ, ни КНШ в целом не осуществляют оперативного управления Вооруженными Силами. Генерал Колин Пауэлл, 12-й председатель КНШ (1989-1993 гг.), в предисловии к юбилейному выпуску журнала «Дифенс», посвященному 50-летию создания КНШ, писал, что КНШ «ни в коей мере не является Генеральным Штабом, так как он не обладает исполнительной властью по отношению к Вооруженным Силам»6.

А вот российский начальник Генштаба, в отличие от председателя КНШ, согласно «Положению о Генштабе»,

1) осуществляет оперативное управление Вооруженными Силами;

2) осуществляет в установленном порядке перевод Вооруженных Сил на организацию и состав военного времени и организует их применение;

3) организует проверку боевой и мобилизационной готовности Вооруженных Сил, а также осуществление контроля за состоянием мобилизационной готовности других войск, воинских формирований и органов7...

Это не означает, конечно, что США отрицают важность принципа единоначалия в вооруженных силах. Просто оперативное управление войсками в США осуществляется принципиально иначе, чем у нас. Вся высшая командная власть в США сосредоточена в так называемой «Национальной командной инстанции» (National Command Authority), в которую входят всего два лица — Президент как Верховный Главнокомандующий и Министр обороны. Соответственно Министр обороны не делит свое право управления ни с кем. Не случайно КНШ является высшим штабным органом Министерства обороны, а не Вооруженных Сил. И также не случайно в законодательно оформленных функциях председателя КНШ отсутствуют процитированные выше слова «осуществляет оперативное управление», «организует» и т. д. и преобладают фразы «оказывает помощь Министру обороны и Президенту», «представляет на рассмотрение», «рекомендует» и т. п.

В отличие от Генштаба КНШ исключен из вертикали оперативного управления: Президент — Министр обороны — войска. Вот как, например, проходил приказ Президента США о посылке батальона морской пехоты в Ливан в начале 80-х годов. Приказ Президента поступил Министру обороны, от него — главнокомандующему Командования Вооруженных Сил в Европейской Зоне (CINCEUR), от него главнокомандующему ВМС США в Европе (CINCUSNAVEUR), далее командующему 6-м флотом, затем командующему сухопутными силами в Ливане и от него командиру батальона.

За исключением Коменданта Корпуса морской пехоты, ни один из носящих военную форму начальников штабов видов Вооруженных Сил не является командиром. Начальник штаба ВМС имеет столь же малое отношение к командованию оперативными силами, как и остальные его коллеги. Их власть ограничивается формулированием политики и установлением процедур комплектования, обучения, снаряжения, обеспечения и оценки оперативных частей и соединений своих Видов Вооруженных Сил. Для выполнения этих задач каждый вид вооруженных сил имеет в своем подчинении органы управления, которые осуществляют контроль за своими оперативными частями и соединениями до тех пор, пока они не «отрубаются» и не переходят в подчинение командиров Объединенными и Специальными Командованиями (именуемых «главнокомандующими»). Цепочка оперативного командования войсками, святая святых военного дела, полностью обходит стороной виды вооруженных сил8. (подчеркивание здесь и далее мое — В. Ш.)

Принятие на себя функции прямого оперативного управления войсками Министром обороны США произошло в 1958 г. во исполнение «Закона о реорганизации Министерства обороны» от 6 августа 1958 г. До этого приказы Министра обороны шли через соответствующие министерства видов вооруженных сил, выполнявшие роль «исполнительных агентов» (американский термин «executive agents») Министра обороны. Этот закон поставил последние и практически непреодолимые барьеры на пути появления в США даже бледного аналога классического Генерального штаба. Закон был принят по инициативе президента Эйзенхауэра, обратившегося в Конгресс 3 апреля 1958 года с предложением реорганизовать Министерство обороны с целью приспособить его к «революции в технике войны»;. Он указывал, что появились новые виды оружия, превосходившие все до селе известное по своей разрушительной мощи, радиусу действия и скорости доставки к цели. По его убеждению эти средства войны не вписывались в традиционные организационные структуры видов вооруженных сил. Ввиду этого, продолжал президент, «мы не можем позволить, чтобы характер нашей обороны определялся различающимися между собой взглядами видов вооруженных сил... Позволить себе в такое время административную путаницу и межвидовые дебаты означало бы навлекать на себя катастрофу». В этой связи президент Эйзенхауэр предложил следующие организационные изменения:

Превращение боевых сил в подлинно объединенные оперативные командования. Впредь все оперативные силы будут переданы объединенным командованиям, а какие-либо исключения будут делаться только с санкции Верховного Главнокомандующего. Каждый командир такого объединения должен располагать неоспоримой командной властью в отношении всех сил в его подчинении, в отличие от существующей ситуации, когда некоторые командные полномочия вступают в силу только в чрезвычайной ситуации. Войска, включенные в состав объединенных командований, не могут быть выведены из их состава по приказам отдельных министерств видов вооруженных сил.

Установление прямых командных линий от Верховного Главнокомандующего и Министра обороны. С этой целью министерства видов вооруженных сил должны быть отстранены от командной вертикали и впредь не использоваться как «исполнительные агенты» Министерства обороны.

В связи с возложением на Министра обороны функции прямого оперативного командования Президент предложил усилить КНШ для оказания Министру обороны и Верховному Главнокомандующему «профессиональной помощи в деле стратегического планирования и оперативного руководства объединенными командованиями». В частности, он предложил снять потолок в 210 офицеров, установленный Конгрессом для Объединенного штаба (ОШ) в целях усиления его роли как штаба Министра обороны, а также предоставить председателю КНШ право голоса в КНШ (до этого такое право имели только начальники штабов видов ВС) и право назначать, с одобрения министра, директора ОШ.

Если первые два пункта не вызвали серьезных возражений в Конгрессе, то предложения об усилении КНШ и особенно Объединенного штаба вызвали у конгрессменов подозрения, что речь идет о превращении ОШ в подобие Генштаба, а председателя КНШ — в начальника Генерального Штаба Вооруженных Сил.

В связи с подобной позицией Конгресса в текст закона был введен уже упоминавшийся выше специальный пункт о запрете ОШ «функционировать или быть организованным в качестве Генерального штаба Вооруженных Сил и обладать исполнительной властью». Кроме того, чтобы предотвратить превращение офицеров ОШ в касту генштабистов, сроки их службы были ограничены в мирное время 3 годами. Повторный тур службы в ОШ разрешался только с санкции Министра обороны, причем число таких «старослужащих» офицеров не должно было превышать 30 человек. Также тремя годами ограничивался срок пребывания в должности директора ОШ, без права повторного назначения.

Закон 1958 г. о реорганизации Министерства обороны США добавил к подразделу 202 «Закона о национальной безопасности» следующий пункт:

«При совете и помощи со стороны Комитета Начальников Штабов Президент через министра обороны учредит Объединенные и Специальные Боевые Командования для выполнения военных миссий и определит силовую структуру таких боевых командований из состава Министерства Армии, Министерства ВМС и Министерства ВВС, которые будут затем переданы в боевые командования соответствующими министерствами для выполнения подобных военных миссий. Боевые командования ответственны перед Президентом и Министром обороны за выполнение военных миссий, которые могут быть заданы им Министром обороны с санкции Президента. Силы, приданные таким Объединенным и Специальным Боевым Командованиям будут находиться под полным оперативным командованием командующих Объединенными и Оперативными Командованиями»9.

Напомню, что Объединенные Командования состоят из компонентов от двух и более видов ВС, Специальные Командования — из одного вида ВС. На 1 сентября 1992 г. имелось девять Объединенных Командований — Командование ВС США в Европейской зоне, Командование ВС США в зоне Атлантического океана, Командование ВС США в зоне Тихого океана, Центральное командование, Космическое командование, Транспортное командование, Стратегическое командование, Командование в Южной зоне и Командование специальных операций. Имелось также одно Специальное Командование — так называемое Командование сил (Forces Command)10.

Следующим принципиальным отличием КНШ от Генштаба является их положение в системе соответствующих министерств обороны. КНШ является штабом Министерства обороны, а Генштаб — штабом Вооруженных Сил. Этим сразу подчеркивается его особая роль в оборонной организации страны, ибо понятие «Вооруженные Силы» шире, чем понятие «войска Министерства обороны»;. Соответственно и функциональные обязанности КНШ определяет Министр обороны США, а не Президент страны, как это делает Президент России в отношении функций Генштаба.

В преамбуле к директиве МО США №5100.1 о функциональных обязанностях КНШ (см. приложение 3) прямо говорится, что КНШ представляет собой непосредственный (immediate) «военный штаб Министра обороны». В то же время Положения о Министерстве обороны и о Генштабе ставят их как бы в равное положение в системе военного управления. В Положении о Министерстве обороны говорится, что оно «является центральным органом военного управления и состоит из главных и центральных управлений, управлений и иных подразделений, входящих в его структуру». Как видим, Генштаб здесь не упоминается. В свою очередь Положение о ГШ называет Генеральный штаб «центральным органом военного управления» плюс к этому «основным органом оперативного управления Вооруженными Силами Российской Федерации», к тому же осуществляющим координацию других войск, воинских формирований и органов.

1 Итоги, № 33 (219), 16 августа 2000 г.

2 Независимая Газета, 27 июля 2000 г.

3 The Department of Defense Reorganization Act of 1958. PL 85-599, 6 August 1958.

4 М.В. Захаров, Генеральный штаб в предвоенные годы. – Москва, 1989, С. 290.

5 Goldwater-Nickols Department of Defense Reorganization Act of 1986, PL 99-433, 1 October 1986, § 152 ©.

6 Defense, 1992 Special Issue, p. 2.

7 Положение о Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации, ч.IV, разд.12.

8 National Security Policy Formulation: Institutions, Processes, and Issues. – National De-fense University. Washington, D.C., 1984, p. 75.

9 The Department of Defense Reorganization Act of 1958, PL 85-599, 6 August 1958.

10 Defense, September/October 1992.

Думаю, не надо обьяснять, что именно главенство такого рода органа управления как генеральный штаб являлось отличительной особенностью прусской системы организации армии со времен Бисмарка и Мольтке. Россия тяготела к Германии в области построения армии еще со времен Павла. К тому же, войны выигранные Германией в конце 19 века (особенно Франко-Прусская) показали эффективность этих принципов построения. Поэтому они в большей или меньшей степени и заимствовались.

В этом нет ни чего странного - учиться лучше у победителей.

(Кстати, а Павел II -это кто? Иоанн?)

Изменено пользователем Пончик

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Прошу прощения, но мо-моему статья соответствует теме и расставляет все точки над i

Многие люди не представляют свою жизнь без телевидения. Однако, по моим наблюдениям, все большее число наших сограждан избегают его смотреть, по крайней мере, с утра и днем. Многие, естественно, предпочитают ИнтернетГруппа компаний ВЭЛЛKOM
Доступ в сеть Интeрнeт, кабельное ТВ, компьютерный сервис, монтаж слаботочных сетей
(495) 981-4420
, но такая возможность есть далеко не у всех бывших телезрителей. Что делать остальным?

В преддверии очередных выборов российское телевидение пошло по нетривиальному пути: разделилось на две части, неравные по времени и качеству вещания. Ноу-хау это придумали два крупнейших телевизионных чиновника и медиамагната – Эрнст и Добродеев.

Первая половина суток отдана на откуп дешевым сериалам, чудовищным по своей нелепости ток-шоу, типа "Малахов плюс", и новостям, напрямую отсылающим ко временам советской власти.

По мнению многих мало-мальски честных и грамотных культурологов и аналитиков, с которым трудно спорить, современное состояние (точнее сказать, СОВстояние) российского ТВ в учебниках будущего будет называться "новое средневековье". Главным образом это относится к выпускам новостей на федеральных каналах (впрочем, на так называемых "развлекательных" каналах новостей попросту нет). Так вот, эти пресловутые "новости" теперь уже без всякого стеснения калькируют придумку тоталитарных идеологов и строятся по известным лекалам. Еще недавно так поступали лишь два главных канала – Первый и РТР; теперь под копирку, визируемую в президентской администрации, так делают все.

В начале каждого выпуска идет рассказ о природных катаклизмах, землетрясениях и катастрофах. Затем следуют подробности ежедневной трудовой деятельности президента страны. Далее появляются обязательные во всех новостях, просчитанные буквально по секундам репортажи о двух "преемниках", вице-премьерах Медведеве и Иванове. Все строго дозировано, чтоб поддержать паритет. Потом идут выступления партийных деятелей (естественно, единороссов) помельче, членов правительства и, наконец, местных руководителей. Всегда с победными реляциями в брежневском стиле. Практически во всех выпусках нам сообщают об успехах военно-промышленного комплекса и достижениях прокремлевских молодежных движений. Затем идут непременные "вести с полей", далее – блок "Их нравы", информация, как правило негативная, о "разлагающемся" Западе. Хотя в последней части могут быть и нейтральные или даже развлекательные репортажи – тут налицо прогресс и явное отличие от чисто совковых методов, но и железный занавес пока не упал, так что кричать о перманентных несуществующих "забастовках" всего "прогрессивного человечества" было бы неуместно. Ну и в завершение – новости спорта и курс валют. Да, если остается время – культурный блок, небольшой, на вкус канала.

В чем пойнт, зачем я об этом говорю, раз все и так это знают? Помимо того, что, включая телевизор, я чувствую себя сильно помолодевшим, мне кажется, что проблема тут вовсе не политическая, а скорее психологическая. Телевизионному начальству, доящему Кремль и живущему за счет газово-нефтяной кормушки, пугающему власти предержащие призраком "оранжевой заразы", кажется, что основной части народа (презрительно именуемой "базовым электоратом"), упертой в ящик в первой половине дня, некогда дожидаться вечернего выпуска Евроньюс. И правильно, так и есть, у большинства "электората" нет спутниковых тарелок. Для этой массы сойдет советский стиль, на языке зэков именуемый "балаганом". Поэтому и нет нужды давать какую-либо иную, отличную от официальной точки зрения, информацию. А за 70 лет большевистского правления методы воздействия на "массы" с помощью лжи и/или замалчивания в СМИ были обкатаны как нельзя лучше.

Психология людская – вещь довольно упрямая, хоть не такая, как сами факты, но все же. Поэтому к вечеру новости несколько меняют стиль, и от истерической любви к партии и президенту, а также шовинистического и изоляционистского бреда, ставшего абсолютным мейнстримом на первых четырех кнопках, новости слегка меняют ориентацию, становятся амбивалентными, принимают более толерантные формы. В них становится чуть меньше любимой власти в лице первых трех - четырех главных чиновников (кстати, не забывайте – по Конституции всего лишь временно нанятых всеми нами для управления страной, а не владеющих ею) и чуть больше общественно значимых событий. Понятно, что ни отмороженным домохозяйкам, пялящимся с утра до вечера в идиотские сериалы, ни их уставшим мужьям в 22:00 рассказывать о рабочем дне любимых руководителей уже смысла нет. Тут появляются более внятные комментарии, и новости хотя бы внешне напоминают информационные выпуски десятилетней давности, а не советские бессмысленные агитки. Но сути дела это все равно не меняет. Процент тех, кто не будет голосовать за "преемника" лишь потому, что его "светят" с утра по ящику, ничтожно мал и в политическом раскладе роли не играет. А смена тона ближе к ночи лишь отражает парадоксальное, на первый взгляд, стремление властей сохранять видимость демократии хотя бы перед лицом ненавистного, но столь необходимого в экономическом смысле Запада.

Что касается остального эфирного продукта на главных каналах – картина аналогичная. С утра и днем – тошнотворная лабуда, пир во время чумы, смотреть невозможно, особенно по выходным. Ночью – относительная благодать, в основном благодаря американской и европейской киноиндустрии. Включаешь телевизор часа в 02:00 – красота, что в твоей видеотеке. И Хичкок, и Антониони с Бергманом...

Для чего так сделано? Не верьте заявлениям, что, дескать, хорошие фильмы и интересные программы проваливаются по рейтингу. Воспитывать аудиторию можно и необходимо, это даже коммунисты понимали. Важную роль играет все та же шизофреническая раздвоенность господ телемагнатов и их подчиненных.

С одной стороны, у нас "вертикаль власти", по сути – неофеодализм, развертывание гонки вооружений и начавшаяся истерия "осажденной крепости". С другой – "разрядка напряженности" и "борьба за мир во всем мире". По одной версии, мы противостоим международному терроризму наравне с США и в альянсе с ними и прочей Европой, по другой – спонсируем, если не материально, как в коммунистические времена, то идеологически уж точно, всеразличные "хамасы" и "фатхи". И эти деструктивные психические процессы на уровне голов "всенародно избранных" руководителей отражается лакмусовой бумажкой российского квазигражданского общества – его телевидением. Между тем инерция политических элит, неспособных мыслить вне совковой парадигмы, даже Русскую Православную Церковь инкорпорировавшую в свою систему ценностей, так что самое страшное наказание в застойные времена – лишение партбилета – скоро заменит церковная анафема, в лучшем случае приведет к тому же самому результату, к какому подошли большевики к концу своего правления: стиранию с лица земли самих этих пораженных системным заболеванием психики элит. И никакое манипулирование телевидением не поможет. И ключевое слово тут – "в лучшем" случае.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Авторизация  

×
Яндекс.Метрика
© 2001-2016, Лыткарино Online - городской информационно-развлекательный портал, 18+
Контакты | Реклама на сайте
При любом копировании материалов сайта гиперссылка на источник обязательна.